Сайт имеет высокое качество информационного наполнения и входит в зеленую зону общероссийского рейтинга сайтов образовательных учреждений.
Участник рейтинга 500 лучших школ России 2013
Участник Рейтинга школ, показавших высокие образовательные результаты в 2012-2013 учебном году.
Южный административный округ

Опыт арт-волонтерства в Московской международной киношколе

О.Г.Липман (Зам. директора, педагог Московской международной киношколы, руководитель проекта «Ты не один!») доклад на круглом столе «Ресурсы волонтерства в создании реабилитационной, развивающей среды для людей с ограниченными возможностями здоровья», МГППУ, 6.12.2011 г.

О.Г.Липман (Зам. директора, педагог Московской международной киношколы, руководитель проекта «Ты не один!»):
Опыт арт-волонтерства в Московской международной киношколе
доклад на круглом столе «Ресурсы волонтерства в создании реабилитационной, развивающей среды для людей с ограниченными возможностями здоровья», МГППУ, 6.12.2011 г.
В Киношколе волонтерская работа осуществляется в рамках проекта «Ты не один» больше 10 лет, по трем направлениям: дети-сироты, дети и взрослые с ограниченными возможностями здоровья, одинокие пожилые люди.
Главная идея проекта в том, что молодые люди (подростки) работают со своими сверстниками, младшими детьми, со взрослыми и пожилыми людьми средствами искусства. При этом необходима личная встреча, личный контакт, глубокое человеческое взаимодействие.
Ученики Киношколы (12-17 лет) переживают очень важный период интеллектуального, эмоционального и нравственного взросления. Поэтому так важно, чтобы они имели возможность узнать себя, испытать и проявить в полной мере. Этому способствует их участие в проекте «Ты не один».
В нашем проекте применялись разные формы работы. В детских домах, интернатах и домах для престарелых мы делали концерты, мультфильмы, изовыставки. Но, пожалуй, главная форма - совместное представление или спектакль.
Мы расскажем о нашей недавней театральной работе с ребятами из Петергофа, у которых очень тяжелые нарушения речи, движения и психики. На этом примере можно будет объяснить наши принципы арт-волонтерства.

Для большинства из нас способность выражать свои чувства в слове и движении - дело привычное. У людей, с которыми мы работали, с этим большие проблемы. И театр помогает им, дает возможность самовыражения, ведь он по природе своей действенен и эмоционален. И постижение театра происходит на чувственном уровне. Даже если актер не может обычным образом двигаться и говорить, - существует другой язык: невербальное взаимодействие с партнером, декорации, костюмы, реквизит.
Летом 2011 года мы делали спектакль по сказке Оскара Уайльда «Счастливый принц» вместе с воспитанниками психоневрологического интерната г.Петергоф. Для того, чтобы включить их в работу, мы перевели сюжет сказки в очень простую, понятную конструкцию (последовательные картинки), сохранив ее глубокий смысл, что счастье человека не в удовольствиях, а в жертвенности.
Каждого персонажа в спектакле исполняли два актера. Люди с ограниченными возможностями, в том числе, колясочники, играли главные роли (Ласточки, Принца и др.), а ученики киношколы – их души. Они были как бы на втором плане, но они компенсировали то, что было сложно делать основным исполнителям: говорили, действовали, танцевали и пели.

Участвуя в такой работе, наши ученики понимают, что другой человек – по-настоящему другой, особенный, что для общения с ним необходимо преодолевать стереотипы и шаблоны. Остаётся только очень личный контакт на уровне чувства, глубокого понимания своего партнёра, а это для актёра – основа профессии. Перестаёт иметь решающее значение собственная внешность. Появляется задача полностью сконцентрироваться на другом человеке. Становясь, по сути, голосом, ногами, руками другого человека, актер воплощает известные слова Станиславского: «люби искусство в себе, а не себя в искусстве».
Способность к сочувствию и сопереживанию - главное качество, которым должен овладеть молодой человек, мечтающий заниматься искусством.
Практически такой же подход мы используем и в совместной театральной работе с детьми-сиротами. Они оказываются на «первом плане», они собирают аплодисменты зрителей, в то время как ученики Киношколы незаметно поддерживают их


Отдельно скажем об использовании бутаффорско-декорационных возможностей театра в нашей работе. Яркий, выразительный, звучащий реквизит, превращенный в важный объект действия, куклы, маски, а также задники и занавесы, элементы декораций, выразительный костюм. Все это позволяет актерам, у которых нарушены речь и движение, испытать зрительный и тактильный контакт с окружающим миром. Например, в том же спектакле «Счастливый принц» декорация дома была прикреплена к спинке инвалидной коляски. Актерам нужно было раскачивать люльку с ребенком, шевелить огромную коробку спичек, извлекая из нее звуки. Во многом, такой подход к театру связан с педагогикой Монтессори, в которой окружающий мир постигается через прикосновение к разным природным материалам

Мы попытались кратко сформулировать подходы к работе арт-волонтера с людьми, имеющими ограниченные возможности здоровья и к работе с детьми-сиротами. Если же говорить про одиноких пожилых людей, искусство помогает оживить в них лучшие воспоминания. Концерты, которые мы показываем в домах для престарелых (подготовленные, как правило, вместе с воспитанниками детских домов), основаны на песнях военных и послевоенных лет. Они возвращают в молодость. В ответ бабушки и дедушки начинают делиться с нами своей мудростью, и от этого чувствуют себя не такими одинокими. Так устанавливается связь поколений, что особенно важно для детей-сирот, участвующих в нашей работе. Они заботятся о стариках, в ответ получая бесценный опыт.
Проект «Ты не один» мы понимаем и как действенную помощь кому-то, и как способ восполнить в самих подростках (арт-волонтерах) жизненную пустоту - отсутствие дела, ценностей, потерю связи с корнями. Мы полагаем, что именно такой путь позволяет эффективнее, чем любые запреты и устрашения, преодолевать тягу к агрессии, наркотикам и «виртуальному яду».

Из опыта учеников Киношколы, участников проекта «Ты не один!»

Анна Махлина (11 кл.) о работе с воспитанниками психоневрологического интерната г.Петергоф:

Был вечер, когда мы первый раз сели в круг и стали знакомиться. Было очень страшно, но не от внешнего вида ребят. Просто сразу стало понятно, что в работе, которая нам предстоит, не спрячешься, как я делаю обычно. Там мне некуда было спрятаться физически. Я занимала должность режиссера спектакля и ответственной за контакты. Ума не приложу, как на это согласилась тогда. И ещё, я не могла спрятать чувства. Это было даже страшнее. Скоро, в попытках общения с ребятами, я поняла, что с ними можно и нужно разговаривать только предельно честно. Любая, даже самая маленькая фальшь не даст случиться контакту, а значит не будет совместной работы. Для меня это была самая большая трудность. Во-первых, нужно идти на контакт первой, быть инициатором. Во-вторых, нужно быть предельно открытой и искренней, не скрывать ничего. Это мне стало понятно в момент встречи с ребятами, кажется, когда я первый раз на вечере пела «Ты моё дыхание».
И как уже было в моей работе с Людой в Твери, эти люди дают гораздо больше, чем ты им. Они научили вступать в самый настоящий контакт, быть подлинной, отдавать, радоваться, любить. Я поняла, что нельзя с таким человеком по-настоящему сойтись, не полюбив его. Это как пропуск. Хотя, может, я говорю не совсем то, что обычно подразумевается под словом любить, но мне кажется это самым близким.
Нашу совместная работа над спектаклем была очень трудной, но удивительной. От переизбытка чувств я очень уставала. Их было просто огромное количество, и я захлёбывалась, не могла справиться с чувствами, останавливалась, что бы как-то передохнуть. Вот тут-то меня и расшатало. В такие моменты в тебе открываются новые, тонкие, резкие чувства. Это актёрский опыт, безумно дорогой и важный.
Вот так было на репетициях, и с каждой новой по нарастающей. У меня в памяти яркими вспышками сохранились моменты, когда Саша замерзает, пишет, радуется красному рубину, когда Ксюша усиленно качает колыбель, когда Дина плачет, крутит кулачками у лица. Как я не могла сначала возить коляску с Любой, как позади неё говорила ей текст, и какое облегчение я испытывала, когда она его повторяла, как Мартин крепко сжимал мои руки и танцевал со мной. Думаю, если бы не репетиции, я бы так не запомнила лица этих людей. Я помню каждого точно. С ними связаны мои бессменные воспоминания.

Тамерлан Васильев (11 кл.):
Думая о способах взаимодействия с теми, кто отличается от нас, пытаясь найти такие способы во время экспедиции в Окуневскую бухту, я понял, что их нет и быть не может. Просто потому что общение с «особыми» людьми - всегда что-то новое, неповторимое и всегда происходящее по-разному. Нужно только понимать, что они живут в ином мире, нежели мы. И общение с ними должно происходить не через вещи материальные и обыкновенные как, например, пустой разговор не понятно о чем, что чаще всего и происходит (из-за мусора в нашей голове мы и не можем почувствовать друг друга), а через вещи глубокие и чувствительные.
Просто взять их за руку и посылать тепло в них, просто лечь с ними и смотреть в небо, просто смотреть с ними на залив или бегать по воде. Такие моменты, невероятно для нас дорогие, мы должны проживать вместе. Именно так мы можем почувствовать друг друга и по-настоящему создать очень глубокую связь.
Еще одна вещь мне кажется важной. Поскольку они видят мир иначе, есть моменты, которых они бояться, а для нас вполне обыденные. При взаимодействии нужно дать им понять, что вы его или её в обиду не дадите, поможете преодолеть этот страх. И если так делать, то обязательно и они помогут вам.
Их помощь позволила мне избавиться от боязни взаимодействия, за что я им бесконечно благодарен. Важно и нужно черпать их силу и веру во что-то высшее, а они в свою очередь будут черпать подобное из вас. По-моему, в этом и заключается контакт – во взаимопомощи. Просто с ними она на духовном уровне, контакт идет через душу. Сразу почувствуешь себя по-другому, лучше и добрее. Все плохое само собой уйдет.